воскресенье, 6 мая 2012 г.

Гиперборея: ҮІІІ раздел Серикбол Кондыбай ПрототюркиАнау. Намазга-Тепе. Афанасьевская гора. Часть 1

Гиперборея: ҮІІІ раздел Серикбол Кондыбай ПрототюркиАнау. Намазга-Тепе. Афанасьевская гора. Кельтеминар. Андроново Часть 1 Гамма-4в-гиперборейцы – прототюрки К северу от территории распространения родственных в языковом плане протоэламской и протодравидской культур, простиравшейся от юго-запада Ирана до долины Инда (современный Иран, Южный Афганистан, Пакистан и прилегающие к ним районы Индостана), на землях современного Туркменистана (и Узбекистана) параллельно (по времени) с культурами Элама и Хараппы, в тесной связи с ними развивалась еще одна энеолитическая земледельческая культура. Эту цивилизацию в Южном Туркменистане, у северных подножий хребта Копетдаг мы считаем изначальной прототюркской цивилизацией. Неолит В 6 тыс. до н.э. на юго-западе Средней Азии, на узкой равнинной полосе между отрогами Копетдага и пустынного массива Каракум возникла неолитическая земледельческая и скотоводческая цивилизация, названная джейтунской. Ее носители вели оседлый образ жизни в поселениях из глинобитных домов. Опираясь на некоторые особенности и характерные признаки в строительстве и керамике джейтунской культуры, исследователи считают, что она находилась в теснй связи с современными ей оседлыми земледельческими культурами Ирана и Месопотамии, в первую очередь с культурой Джармо[1]. Нам неизвестно, кем были создатели этой культуры, но мы можем считать, что они внесли свой вклад в формирование народов, обитавших позднее в Средней Азии, т.к. ничто в этом мире не проходит бесследно, невидимыми для простого человека и даже исследователя нитями оно связано с другими эпохами – прошлыми и будущими. После джейтунской культуры в Средней Азии в 5-4 тыс. до н.э. продолжают развиваться общества земледельцев-скотоводов. Они научились плавить медь, одомашнили крупный рогатый скот, а затем и верблюдов. Переходный период между неолитом и бронзовым веком в археологии называют энеолитом. Энеолиту свойственны черты и уходящего каменного, и нарождающегося металлического века. Энеолит Анау В эпоху энеолита в туркменской части Средней Азии у северных подножий Копетдага и в нижнем течении реки Теджен сформировалась энеолитическая культура Анау. Среди памятников этой культуры можно упомянуть следы древних поселений у современного селения Анау, а также Намазга-Тепе, Кара-Тепе, Геоксор. По времени все они относятся к 5-3 (4-3) тыс. до н.э. и находятся на равнине у подножий Копетдага. Энеолитический материал Анау связывается с современными ему памятниками Ирана, Афганистана и Индостана[2]. Это означает связь культуры Анау с протодравидским и протоэламским мирами. Кульминация в развитии этой культуры относится к рубежу 3-2 тыс. до н.э., т.е. совпадает с периодом расцвета протодравидской культуры Хараппы и культуры Элама. Намазга-Тепе – главный центр культуры Анау – наряду с культурами Мундигак и Шахри-сохт в Восточном Иране был одним из важнейших центров городской культуры предполагаемого общего протодравидского, эламского и прототюркского пространства на территории от Шумера до Индии. Подводя итоги, энеолит на туркменской земле (Анау, Намазга-тепе и др.) находился в связи с современными ему культурами на территории от Месопотамии до Индостана, возможно входил в это единое культурное пространство. Поэтому этническое происхождение энеолитических «туркменов» можно связать с эламо-дравидской языковой средой, более того, с прототюркским миром, который мы считаем родственным в языковом плане протодравидскому и протоэламскому. Если это действительно так, то обитатели Намазга-Тепе, Алтын-Тепе и Анау являлись первыми зафиксированными в археологической науке прототюрками. *** Сформировавшиеся в современной науке представления о происхождении тюрков далеки от бесспорности, выглядят весьма сомнительными в разных аспектах. Мы попытаемся объяснить наши сомнения, не углубляясь в них. Во-первых, непроясненность «алтайской проблемы». До сих пор нет ответа на вопрос, является ли так называемая «алтайская группа языков» истинной системой, отражающей общее происхождение включаемых в группу языков, или же это искусственная система, возникшая вследствие переоценки некоторых сходств, возникших со временем. Некоторые исследователи высказывают сомнения относительно родства тюркских языков с монгольскими и тунгусо-маньчжурскими языками, пытаются доказать родство тюркских языков с уральскими (финно-угорскими и самодийскими)[3]. Существует также мнение о том, что родство тюрков и монгол, которых постоянно упоминают вместе, не является исконным, возникло в результате тысячелетних и вековых смешений. Во-вторых, недоказанность принятой в качестве догмы теории о происхождении тюркского языка. Российские, советские историки, археологи, лингвисты в качестве опорной точки своих построений касательно истории Центральной Евразии, начиная с неолита, используют гипотезу о возникновении тюркского языка в степях к востоку от Байкала (Читинская степь). В результате «тюркский вопрос» просто-напросто не учитывается при рассмотрении бронзового века Юго-Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии, истории кочевников 1 тыс. до н.э. Все действующие лица в этом пространстве 1 тыс. до н.э. априори определяются как индоевропейцы, индоиранцы или иранцы, в крайнем случае, их языковая принадлежность объявляется неизвестной. История, археология, лингвистика и антропология «запретили» тюркам появляться в этом регионе в названный период. Обойденным остается вопрос и первоначальной расовой принадлежности тюрков: являлись ли они с самого начала монголоидами или же первоначально принадлежали к европеоидно-кавказоидной расе, став монголоидами в результате смешений последних 5-6 тысячелетий. В ситуации разноречивых мнений и множества неясностей мы получаем право высказать свою гипотезу о южном, «гиперборейском» происхождении прототюрков. Эта гипотеза в первую очередь опирается на мифолингвистические, мифологические и общелингвистические соображения. Не будучи профессиональным языковедом, я могу указать лишь несколько общих лингвистических соображений на этот счет. Во-первых, вероятность общего происхождения агглютинативного словообразования. Агглютинативное словообразование, характерное не только для тюрко-алтайских, юкагирского, уральских (финно-угорских, самодийских) языков, но и для южных языков дравидов, эламитов, хатти, касситов, возможно, возникло в определенное время в определенном ареале, отсюда следует возможность, что перечисленные языки имели общее временное начало, общую прародину. Во-вторых, в контексте общей ностратической теории должен существовать ареал, где первоначально возникли агглютинативные языки. В-третьих, у народов, имевших разную историческую судьбу и собственные языки, выявляются языковые и мифолингвистические сходства. В-четвертых, решающая роль культа змеи в системе архаических верований тюрков. Эти общие соображения достаточны для выдвижения гипотезы о прародине тюркских языков в Юго-Западной Азии (Кавказ-Иран-Туркменистан). Новое поколение лингвистов вместо того, чтобы воспроизводить высказанные наставниками построения, могло бы заняться сравнительными исследованиями для проверки предлагаемых гипотез. *** По нашему предположению, культура Анау в Туркменистане являлась предгородской культурой прототюрков. В Туркмении начинается оседлая цивилизация Средней Азии. Энеолитическая цивилизация Анау[4] – это ареал, где формируется первое прототюркское общество. Носители этой культуры – первая выделившаяся ветвь прототюрков. И здесь следует объединить три региональные археологические проблемы в одну. Для этого есть причина, пока же мы хотели бы описать эти проблемы. Первая из этих проблем – «проблема Балкантау». Мы уже высказывали свою гипотезу о Дельта-гиперборейцах. По нашей реконструкции, одна из ветвей (четвертая) первоначальных гиперборейцев во времена неолита, двигаясь из района Куры-Апшерона, обошла с севера Каспийское (Хазарское) море и вышла на территорию современной Туркмении, к нижнему течению Узбоя и Балканским горам[i]. В эпоху высокой влажности регион Узбоя-Саркамыса был изобилен водой, имелось множество рек и озер, поэтому переселенцы, занимавшиеся охотой и рыболовством, создали здесь так называемую кельтеминарскую культуру, соответствующую новым условиям обитания. Мы предполагаем, что и кельтеминарцы были прототюрками, но вероятно их язык заметно отличался от языка другой ветви прототюрков – Гамма-4в-гиперборейцев. Возможно от кельтеминарской культуры берет свое начало и протоалтайский язык, ставший основой для современных восточноазиатских языков – монгольских, тунгусского, маньчжурского, даже корейского и японского, – включаемых в «алтайскую систему» и считающихся родственным тюркским. Это очень слабая гипотеза, понятно, что у ней будет больше противников, чем сторонников, тем не менее, считаем своим долгом отметить ее. Вторая проблема – прототюркская принадлежность культуры Анау. Никаких письменных памятников культуры Анау не существует, поэтому у нас нет других возможностей развить эту гипотезу, кроме как сделать мифологические и этнографические выводы из археологических материалов, а затем рассмотреть их в контексте общемифологических, мифо-лингвистических и историко-географических сравнений. Третья проблема – проблема Жидели-Байсын или Бактрии. Эта историческая область охватывает Балх и Мазари-Шариф на севере современного Афганистана и район Сурхандарьи-Термеза на юге Узбекистана. В нашем распоряжении есть немногочисленные сведения о культурах этого ареала времен энеолита и бронзы. Главная наша зацепка – особое отношение к Жидели-Байсын в тюркской, казахской мифо-эпической традиции и народной памяти. Три ареала археологических культур близки друг другу во временном и географическом плане, однако если Анау и Жидели-Байсын близки друг другу по характеру культуры, то Балкантау несколько отличается от них. Все три названные культуры относятся к дописьменному периоду истории, соответственно они также не имели письменности, поэтому пока нет возможности сделать окончательный вывод о их принадлежности, единственно возможный для нас путь – сравнительный анализ этих культур. Мы надеемся, что в будущем у нашей науки появится возможность дать оценку нашей гипотезе, пока же мы можем лишь предложить вниманию читателя свою гипотезу о возможном прототюркском происхождении этих культур, рассматривая их в рамках одной темы. От Копетдага до Абакана Современное пространство расселения тюркоязычных народов простирается от Туркмении и Узбекистана до Уральских гор на севере и среднего течения Енисея на востоке. В 4-2 (5-2) тыс. до н.э. это пространство населяли прототюрки – предки современных тюрков. Эта целостность начала распадаться в начале 3 тыс. до н.э., а во 2-1 тыс. до н.э. этот процесс распада завершился. Только с середины 1 тыс. до н.э. эта территория опять переходит к тюркам. Это – наша история, история, как мы ее видим. Письменных документов в пользу нашей версии не существует. Ортодоксальная археология и лингвистика придерживаются другого мнения, наша концепция противоречит официальной исторической науке. Наши доказательства недостаточны для того, чтобы переломить ортодоксальные взгляды, однако и смолчать из страха критики мы не можем. Пространство, о котором мы говорим, охватывает современную Среднюю Азию, Казахстан и российскую Юго-Западную Сибирь. В интересующий нас период в этом пространстве известны три очага энеолитической культуры. 1. Абаканский (Афанасьевский) энеолит, в ортодоксальной археологии называемый афанасьевской культурой. Включает территорию от Минусинской (Мыңсу) котловины до Алтая. Определяемое время – середина 3 тыс. до н.э.- начало 2 тыс. до н.э. 2. Арало-Узбойский энеолит (кельтеминарская культура). Основной центр – пески Акшадарья по Амударье, шире – Северо-Восточный Туркменистан, Каракалпакстан, Устюрт и Жылой в Казахстане. Время определяется как 4-3 (5-3) тыс. до н.э. 3. Энеолит Анау-Геоксора. Это северные подножья Копетдага и нижнее течение реки Теджен в Туркмении. Время – 5-3 тыс. до н.э. Энеолит, как известно, является переходным периодом между новым каменным веком (неолитом) и бронзовым веком. В этот период человечество наряду с каменными орудиями начинает осваивать и обработку металла. Во временном плане речь идет о 3 тыс. до н.э. Перечисленные три культуры имеют отличия, археологи не объединяют их, но и не отрицают существование между ними взаимосвязи. Приводимые временные определения не являются окончательными, т.к. земля эта хранит еще много тайн. Результаты археологических исследований ХХ века далеки от завершенности и полноты, многие открытия впереди. В контексте нашей гиперборейской теории мы можем предложить следующие вероятные маршруты. В 6-5 (7-6) тыс. до н.э. суперэтнос Изначальной Гипербореи в районе Апшерона-Куры распался, одна из покинувших прародину групп мигрантов (Дельта-гиперборейцы) вокруг Каспийского моря достигла территории современного Туркменистана, района Ок-Балканов (Балхан). Эта ветвь гиперборейцев, смешавшись с местными неолитическими племенами, сформировала новую – кельтеминарскую – культуру. Здесь необходимо специально обговорить следующий момент. Кельтеминарцы занимались охотой, рыболовством и собирательством, а гиперборейцы были не только рыбаками, но и в первую очередь земледельцами и скотоводами. Поэтому возникает вопрос: каким образом стоявшие на более высокой ступени развития культуры гиперборейцы перешли к неолитическому собирательству, охоте и рыболовству, опустились в своем развитии на ступень вниз. Чтобы ответить на этот вопрос, следует обратить внимание на изменения ландшафтных условий для ведения хозяйства. Во время миграции гиперборейцев с территории Азербайджана в Северо-Западный Туркменистан климат в регионе претерпел значительные изменения. Палеоклиматологические и палеогеологические исследования указывают на сильное повлажнение климата и резкий подъем уровня моря. В 1946 году А. Окладников, обследуя Большой Балханский хребет в Туркмении, недалеко от железнодорожной станции Джебель обнаружил и изучил пещеру Джебель. Первые шесть из десяти слоев пещеры относятся к мезолиту, а последние четыре – к неолиту (7-5 тыс. до н.э.). В нижнем течении Узбой протекал западнее современного города Небитдаг, в тесном ущелье между Большим и Малым Балханскими хребтами. 8 тысяч лет назад (рубеж 7-6 тыс. до н.э.) в связи с повышенной влажностью в Средней Азии уровень Каспийского (Хазарского) моря сильно поднялся, воды его достигли в Туркмении подножий Балханских гор. В это время сухое русло Узбоя наполнилось водой, в районе Сарыкамыса появилось множество мелких озер. По названию здешнего озера Лявлякан период влажного климата в Средней Азии называют Лявляканским плювиалом. В богатом дичью озерно-речном камышовом ландшафте по Узбою от Арала до Каспия для гиперборейцев наиболее легким и выгодным способом обеспечить жизнь оказалось рыболовство и охота, в результате чего они утратили земледельческие и скотоводческие навыки. Таков наш ответ на возможный вопрос о деградации хозяйственной деятельности гиперборейцев. Археологи отмечают влияние кельтеминарской культуры на неолитические культуры («Кельтеминарская культура, имевшая связи с высокоразвитыми земледельческими культурами юга, оказала, в свою очередь, влияние на неолитические культуры нижнего Приобья и Приуралья»). Отсюда можно сделать вывод, что: а) носители кельтеминарской культуры достигли Урала и Муголджар на севере, Иртыша и Оби на северо-востоке; б) повлияли на этноязыковую ситуацию в названных регионах. Иначе говоря, Дельта-гиперборейцы в течение 4-3 тысячелетий распространились по всему Казахстану и достигли Южной Сибири.

Комментариев нет:

Отправить комментарий